October 28th, 2019

"Гвозди бы делать из этих людей: крепче бы не было в мире гвоздей..."



Корреспондент: " ...нет ли для оппозизионной партии угрозы в том, что в нее вступает оппозиционная молодежь?"
Лидер оппозиционной партии: "...спасение - в выполнении установок президента..."

Самое главное - это до конца сохранять серьезные интонации и не рассмеяться самому.

Раньше т.Зюганов удивлял нас "оппозиционным" поведением и высказываниями, а потом стало ясно, что он сам все это время смеялся над нами, но как-то пытался маскировать свои чувства, а теперь ему надоело и это...

Об экскаваторщиках и священниках

У женщины сломан нос, она получила сотрясение мозга и многочисленные гематомы. Дикая история, конечно, но мало ли дичи происходит в наше время и она не получила бы такой огласки, если бы не одно обстоятельство. Побои нанес ей муж-священник Покровский...

Сейчас ведется расследование, но протоиерей Смирнов не стал ждать его завершения, а сразу выступил в защиту "чести мундира", но сделал он это как-то неуклюже, почему то сравнивая священнослужителей с экскаваторщиками:
«А сколько за это время экскаваторщиков приложили силу к своим жёнам? Я думаю, больше раз в десять тысяч, потому что экскаваторщиков у нас в стране гораздо больше, чем священников..."
Как -то даже неловко напоминать высокопоставленному служителю церкви о том, что экскаваторщик не обязан быть эталоном нравственной чистоты для окружающих ни на работе, ни в быту. На работе ему не надо заботится о духовной составляющей своих сослуживцев, а быту он может представлять себя хоть человеком-пауком или Майком Тайсоном, лишь бы это не приносило вред домочадцам.
Чего не скажешь о священнике, который все 24 часа в сутки должен служить образцом для своей паствы и в образе жизни, и в поступках. Священник сам выбрал свой путь служения людям и, если этот путь не соответствует его устремлениям или покажется ему в тягость, то он незамедлительно должен оставить его, не компроментируя церковь.

Ах, Самара городок...



Г-н Хинштейн, депутат Госдумы и член ЕР, воспылав любовью к г.Самаре, призвал граждан подписать петицию против застройки ее исторического центра. Не сомневаясь в том, что г-н Хинштейн руководствовался в этом благородном порыве искренней любовью к Самаре, порадовался тому, что есть у нас депутаты радеющие и напрасно...

Но по мере прочтения этого жизнеутверждающего документа, радость моя становилась все более призрачной, так как в нем упоминаются безымянные "крупные застройщики" и некие, еще более завуалированные, "узкие группы лоббистов", которые и являются главными разрушителями архитектурного облика Самары.

И по мере завершения этого увлекательного чтения я пришел к печальному выводу о том, что документ сей является не более, чем незамысловатым пиаром собственной персоны в духе "за все хорошее, против всего плохого".

А дело в том, что исторический центр Самары далеко не одинок в плане уничтожения . В каждом городе России есть такая "узкая группа". А целом по стране это уже далеко не "узкая", а очень даже широкая и, если собрать петиции в пользу каждого города, то том получится многотрудный.

И самое главное заключается в том, что г-н Хинштейн наверняка знаком со многими представителями этих "групп", но имена их не назововет даже под пытками, так как практически все они являются его соратниками по партии. И более того, их кресла в Госдуме, соприкасаются подлокотниками.

И, если им не понравятся слишком вольные мыслеизъявления г-на Хинштейна, то он запросто может поменять столичные апартаменты на постоянную прописку в столь любезной его взору Самаре, причем даже не в историческом центре, а где-нибудь в спальном районе.